Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Новая книга о психоаналитической технике

      Полгода назад в русском переводе появилась довольно-таки новая книга американского психоаналитика турецкого (Кипр) происхождения Вамика Джемаля Волкана: «Расширение психоаналитической техники. Руководство по психоаналитическому лечению» Книга впервые опубликована на английском языке в 2010 году лондонско-стамбульским издательством «Oa Publishing» (2-е издание в 2011).
      В книге можно найти много чего интересного, и я буду знакомить с ее содержанием читателей моего ЖЖ. Начну с главы пятой: «Первоначальная терапевтическая коммуникация». Приведу выдержки, касающиеся только двух тем из затронутых в данной главе:
(1) самые ранние формы интерпретации
(2) влияние поведения пациента и аналитика на дистанцию между ними

   Collapse )

Что такое "достаточно хорошая мать" Винникотта

Оригинал взят у mirtagroffman в быть мамой
"Быть самой лучшей мамой"
Такая установка была у меня, когда родился Никита.
Годик я протянула в режиме стремления к этой цели.
Бог увидел, что со мной вовсе плохо, и послало мне Витю.
Вначале я совсем неправильно поняла намек мироздания и моя цель "Быть самой лучшей мамой" наела щеки. Теперь я хотела стать еще и лучшей в мире приемной мамой, так что бы очень быстро Витя превратился моими стараниями в самого лучшего ребенка, и это подтвердило мой статус "Самой лучшей мамы"...
Тогда Бог который меня любит, сделало финт ушами, я одновременно забеременела и к нам принесло 7ми летнюю Наташу.
Я было рванула всеми жилами, но 2 месяца уединения с тремя детьми, огромным пузом и полным одиночеством, наконец-то вправило мне мозг и цель "Быть самой лучшей мамой", немного похудела...до размеров "Быть хорошей мамой".
Я вполне сжилась с этим - быть не лучшей, а просто хорошей мамой, пока у Наташи не начался сильный откат, и все розы увяли оставив мне гору шипов. Я орала, я готова была лупить ее, мне хотелось сбежать на край света и никогда больше ее не видеть, я ощущала себя очень плохой мамой. Я плакала ночами, потому что мне было ее безумно жаль, я говорила с ней пытаясь менять ее, делать хоть немного понятной, родной, удобной...и опять ощущала себя плохой, никудышной мамой. И тогда моя цель ссохлась и съежилась до размера "Быть неплохой мамой".
Я просто хотела не ощущать этого - что я плохая, что я не справляюсь с тем что бы "быть просто мамой".
И тогда Бог послал нам Карину. Детей стало много. Карина отвлекала от Наташи, и Наташа перестала быть для меня той точкой опоры, с помощью которой я переворачивала свой внутренний мир и покой. Наташа стала просто дочкой, а не средством достижения цели, просто дочкой, а не вечным укором в моей несостоятельности. "Быть мамой" больше не было целью, статусом или призом. Эпитеты "лучшая", "хорошая", "плохая" и прочие, стали смешными и глупыми в сочетании с понятием "мама". Потому что я теперь стала МАМОЙ, я превратилась в существо вида МАМА, а не в кого-то кто мечтает стать мамой, и все куда-то бежит и летит, делая это целью. Я мама. И каждый день я живу, и моя жизнь это жизнь мамы. Я ощущаю покой, мои дети больше не внушают мне чувство вины или чувство гордости, ребенок это больше не достижение и не ценность и не способ - это человек, для которого я мама, человек, которого я люблю и который любит меня. Я ощущаю благодарность Богу, благодарность за то, что мои дети спасают меня от вечной гонки, и учат меня просто быть, просто любить, просто принимать себя, а значит и других, такими, какие они есть.


Лучшего пояснения к словам Винникотта о том, что такое "достаточно хорошая мать", я не встречал!
Спасибо автору!

О пользе ошибок в проявлениях чуткости: Карл Хайнц Бриш и Патрик Кейсмент

Появившаяся в первое десятилетие XXI века литература (и уже переведенная на русский язык) позволяет провести очень ценное сопоставление, затрагивающее парадоксальную проблему, а именно, полезность непреднамеренных ошибок в двух видах диадных взаимодействий: мать-дитя и психоаналитик-пациент. Привожу второй фрагмент из книги Бриша (первый см. здесь) и выдержки из книги Кейсмента — с небольшими комментариями.

Бриш пишет:

«Младенцы не только воспринимают чуткость значимых для них взрослых на уровне поведения в конкретной ситуации ухода и формируют по отношению к ним надежную привязанность, но и благодаря эмпатийной вербализации состояний аффекта чувствуют себя понятыми, пусть даже по уровню своего развития они еще не в состоянии понять декларативного содержания слов матери. Таким образом, видимо, важную роль играют просодические компоненты речи матери (такие как интонация, мелодия, ритм, громкость), которые улавливают и передают младенцу его внутреннее и внешнее состояние, так что малыш чувствует, что его эмпатийно поняли.

Большое значение имеет также синхронность, взаимность и реципрокность во взаимодействии матери и младенца: если взаимодействие было чрезмерно синхронным или в значительной степени асинхронным с малой долей реципрокности, то такие дети в возрасте одного года чаще отличались ненадежной привязанностью. Напротив, когда взаимодействие характеризовалось наличием стадий синхронного и обоюдного обмена в общении между матерью и ребенком, наряду с так называемыми «недоразумениями» (недопониманием) во взаимодействии, которые замечались и исправлялись матерью, то у детей закономерно присутствовала надежная привязанность. Эти результаты указывают на то, что формированию надежной привязанности особенно способствует средняя степень ритмической координации последовательных интеракций между матерью и младенцем. Совершенная синхронная коммуникация, очевидно, не является оптимальным условием эмоционального развития. Наоборот, воспринятые и исправленные случаи недопонимания могут положительно сказаться на формировании привязанности, способствуя развитию отношений матери и ребенка, если выражены не настолько ярко, что взаимодействие полностью прерывается или даже начинает терять свою целостность» (с. 56-57).

О важности «оптимальной фрустрации» психоаналитики писали множество раз, писали применительно и к психическому развитию в диаде мать-младенец, и, в особенности, — в диаде аналитик-пациент. А вот о пользе непреднамеренных и исправленных ошибок если и писали, то крайне редко. Как принято говорить среди российских чиновников: мы это делаем крайне редко, а чаще всего — никогда.

Collapse )