Category: психология

Рад каждому гостю, заглянувшему ко мне

Что уважаемый гость может тут найти для себя?

Collapse )

В качестве эпиграфа ко всему, что Вы, уважаемый гость, можете здесь прочесть, приведу слова моей ровесницы, швейцарского психоаналитика Корделии Шмидт-Хеллерау (Cordelia Schmidt-Hellerau), сказанные в 2003 году: «Там, где фантазия прекращает играть в теоретические наброски, заканчивается и научный прогресс»


Эволюционная лингвистка и психоанализ: исторический комментарий

Продолжение. Начало см. здесь

Случайно в ТВ передаче о русских историках XVIII века услышал название книги, написанной как будто по прямому указанию Петра I русским дипломатом и историком П.П. Шафировым. Полное название его книги тут же напомнило мне трансформацию порядка слов в развитии человеческого языка, описанную в посте «Эволюционная лингвистика и психоанализ»: переход от архаичного порядка ‘Subject –> Object –> Verb’ (SOV: субъект-объект-действие) к современному порядку ‘Subject –> Verb –> Object’ (SVO: субъект-действие-объект).
  Обнаруженный пример тем более интересен, что он принадлежит к архаичной ступени развития одного и того же языка, причем, языка русского, родного для меня и моих читателей. Более того, вспоминая популярное (на всем протяжении моей жизни) искажение современного русского языка, придающее ему пародийно-архаичный вид, я, кажется, прихожу к выводу, что такая пародийная архаизация не так уж часто включает замену порядка SVO на порядок SOV. Причина, вероятно, в том, порядок SOV с глаголом в конце стал слишком сложен для восприятия носителем русского языка уже к концу XIX века.

  Итак, как же озаглавил свой историко-дипломатический труд Шафиров? Ниже я приведу заглавие с разбивкой на абзацы, делающей более наглядным место глагола (сказуемого) в порядке слов:

    «Рассуждение, какие законные причины его царское величество Петр первый царь и повелитель всероссийский и протчая, и протчая, и протчая: к начатию войны против Короля Карола 12, Шведского 1700 году имел,
    и кто из сих обоих потентатов в время сеи пребывающей войны более умеренности и склонности к примирению показывал,
    и кто в продолжение оной с толь великим разлитием крови християнской, и разорением многих земель виновен;
    и с которой воюющей страны та воина по правилам христианских и политичных народов более ведена.
    Все беспристрастия фундаментально из древних и новых актов и трактатов, також и из записок о воинских операциях описано, с надлежащей умеренностию и истинной.
    Так что в потребном случае может все, а именно: Первое оригинальными древними, меж коронами Российской и Шведской постановленными трактатами, грамотами и канцелярскими протоколами, також многое и без пристрастными Гисториями со стороны российской доказано, и любопытным представлено быть;
    с соизволения Его Царского Величества всероссийского собрано и на свет издано в царствующем Санкпитербурхе, Лета Господня 1716, а напечатано 1717».

  Кажется, всего сто лет понадобилось русскому языку для перехода от SOV к SVO! Еще в середине XVII века SOV был нормой для литературного русского языка. К середине XVIII так уже никто не писал (очевидно, не без помощи Пушкина), тогда как архаизмы столетней давности публично пародировались («Гисторические материалы моего деда») под псевдонимом Козьма Прутков…

Эволюционная лингвистка и психоанализ

    Некоторые специалисты по эволюционной лингвистике утверждают, что в процессе смены древних языков языками современными происходила более или менее выраженная трансформация порядка слов. Сильно упрощая, эту трансформацию можно передать следующим образом: переход от архаичного порядка ‘Subject –> Object –> Verb’ (SOV: субъект-объект-действие) к современному порядку ‘Subject –> Verb –> Object’ (SVO: субъект-действие-объект).
    Для коротких предложений этот переход выглядит так: если древние говорили ‘ты варенье без спросу съел’ (вариант: ‘ты без спросу варенье съел’), то наши современники предпочитают ‘ты съел без спросу варенье’ (вариант: ‘ты съел варенье без спросу). Вышеназванные специалисты по эволюционной лингвистике считают этот переход (перемещение глагола/сказуемого вперед, к началу предложения) очень важным эволюционным достижением, хотя такая оценка не выглядит слишком убедительной на примере коротких предложений. Но если показать SOV на примере длинного предложения, ценность перехода к SVO становится очевидной.
    Оговорюсь. Разумеется, нет даже самых современных, использующих SVO, языков в самых развитых странах мира, не сохранивших традиции более или менее широко использовать при случае SOV. Наиболее сильно SOV (глагол/сказуемое в конце предложения) представлен в современных японском, турецком (соответственно, татарском) и ряде других языков.
    Но для европейского, шире — североатлантического, уха (и глаза) самым ярким примером архаизмов SOV остается немецкий язык. Марк Твен, воспитанный на английском SVO, постарался. Ему и спасибо!
Collapse )

Дополнение см. здесь

Винникотт и Выготский: феномен перехода и процесс интернализации (I)

       I. Дональд Винникотт (Wi) и Лев Выготский (Vy)

Казалось бы, какая между ними связь?

Они родились в разных городах и странах (Плимут и Орша), но в один год (1896) и даже в один день (с разницей в 8 месяцев): 17.04 (Wi) и 17.11 (Vy).

Они почти одновременно начали изучать медицину: Wi (1914) в Колледже Иисуса в Кембридже; учебу прервала мировая война, медицинское образование он возобновил в 1918 году в Лондоне; Vy (1913) в Московском университете; вскоре перевелся на юридический факультет, но возобновил медицинское образование много позже — в 1931 году в Харькове.

В начале 20-х оба заинтересовались психоанализом и вскоре стали членами, соответственно, Британского (1927) и Русского (1925) психоаналитических обществ.

И тот, и другой стремились уклониться от «слепого подчинения» Зигмунду Фрейду. Wi нашел противовес в теории Мелани Кляйн, а потому в дальнейшем открыто демонстрировал проблемы своей сепарации от «учения Кляйн»; Vy искал аналогичной опоры в теории Ивана Павлова, но дальнейшая сепарация от «учения Павлова» в России тех лет была крайне рискованна, а потому ее примеры можно обнаружить лишь в его рукописях, опубликованных в последние годы…

Wi и Vy никогда не встречались и, очевидно, даже не знали о существовании друг друга. Но их исследования и гениальные прозрения двигались навстречу.

Пусть судьбе было угодно не допустить личного знакомства Wi и Vy. Но нет таких сил, которые смогли бы помешать встрече их идей. И эта встреча, как я постараюсь показать ниже, окажется плодотворной.

Collapse )

Психическое развитие в картинках 2

Продолжение. Начало здесь

      ʘ Пятилетняя девочка чувствует себя рассерженной и обманутой из-за того, что печенье, которое дал ей отец, меньше, чем то, которое отец дал ее сестре; она уверена, что оно меньше, потому что, когда она его быстро съела, у сестры оставалось больше половины печенья. Затем девочка представляет в фантазии, что ее отец умер и она единственная, кто пришел на его похороны. (Тайсон, Тайсон. «Психоаналитические теории развития», 1990)

«Эдипова проблематика» начинается с обнаружения субъектом-ребенком нескольких диадных отношений, объединенных одним общим объектом — мамой или папой. В данном примере героиня обнаружила, что с объектом-папой не только она в диадных отношениях, но еще ее сестра. И, что справедливость этих отношений вызывает большие сомнения. Ситуация еще более усложниться, когда героиня обнаружит, что у объекта-папы есть еще один (кроме нее самой и сестры) субъект, а именно — мама. И что там справедливости еще меньше…
  Вот что стимулирует развитие логического мышления. Вот где психологические корни великой человеческой борьбы за справедливость — в каждом новом поколении!


      ʘ Необычные переходные объекты — части тела ребенка или матери (возраст появления переходных объектов и отказа от них в каждом случае не указан)
      1. Девочка сосала пальцы и одновременно гладила длинные волосы матери. Когда достаточно отросли ее собственные волосы, она стала ими, а не материнскими, закрывать лицо, когда засыпала. Она делала это регулярно, пока не подросла настолько, что захотела, чтобы у нее коротко, как у мальчика, срезали волосы. Результатом стрижки она осталась очень довольна, но когда нужно было ложиться спать, девочка пришла в отчаяние. К счастью, родители сохранили ее волосы и дали девочке прядь. Та сразу, как всегда, закрыла ими лицо и счастливо уснула. (Винникотт. «Первые опыты независимости», 1955)
      2. Иногда мы видим, что мать используется младенцем так, как если бы она сама была переходным объектом, причем это может долго сохраняться, создавая в свою очередь почву для других проблем. Например, один мой недавний пациент использовал в таком качестве мочку уха матери (Винникотт. «Судьба переходного объекта», 1959)

Продолжение темы здесь

Сильван Соломон Томкинс

102 года назад 4 июня 1911 года в Филадельфии, в семье эмигрировавшего из России зубного врача родился будущий выдающийся психолог Сильван Соломон Томкинс. Как звали его отца? Соломон Тёмкин? Кто знает...
Некоторые работы известных психологов, считавших Томкинса своим учителем, переведены на русский язык: исследователи эмоций Кэролл Изард и Пол Экман, а также психоаналитик Нэнси МакВильямс.
Работы самого Томкинса до сих пор не переведены, что на мой взгляд, совершенно незаслуженно. Тем более что 4 тома его труда «Affect Imagery Consciousness» (1200 страниц) имеются в интернете в свободном доступе…
И сам Томкинс, и его ученики Изард и Экман были хорошо знакомы с психоанализом, хотя и, случалось, отзывались о последнем критически. Ролло Мей приводит слова Томкинса: «Психоанализ является систематической тренировкой нерешительности». Тем не менее, МакВильямс называет Томкинса «вдохновенным учителем», а его указанный выше труд считает необычным психодинамически ориентированным трудом, интегрировавшем теоретический подход и данные эмпирических исследований.
Многое указывает на то, что Томкинс обладал невероятной интуицией, на которую опирался, формулируя смелые гипотезы и интерпретируя эмпирические исследовании, но сам последними почти не занимался. Одна из его идей, пересказанная Экманом, мне представляется очень плодотворной: «Томкинс указывал, что зачастую мы проявляем эмоциональную реакцию на эмоцию, которую первоначально испытывали. Мы можем разгневаться из–за того, что испытали страх, испугаться из–за того, что проявили чрезмерный гнев. Мы способны испугаться того, что мы можем сделать, когда испытываем глубокую печаль.<…> Он утверждал, что один из способов понимания уникальности личности заключается в определении того, проявляет ли обычно данный человек конкретную эмоциональную реакцию на другую эмоциональную реакцию. Он также утверждал, что иногда мы не знаем о нашей первоначальной эмоциональной реакции и что мы знаем только о нашей второй эмоциональной реакции на первую эмоцию. Мы можем не понимать, что сначала мы испугались, и знать только о нашем гневе, который возник в ответ на наш первоначальный страх. К сожалению, никто еще не провел исследований для определения достоинств этих очень интересных идей»
Изард приводит множество цитат и пересказов слов Томкинса. Вот некоторые:
- Эмоция интереса обеспечивает не только нормальное течение процессов восприятия, но и поддерживает состояние бодрствования.<…> Не будь эмоции интереса, развитие мышления и формирование концептуального аппарата человека могло бы быть серьезно нарушено... Взаимосвязи между эмоцией интереса и функциями мышления и памяти настолько многообразны и тесны, что отсутствие аффективной поддержки со стороны эмоции интереса угрожает развитию интеллекта почти так же, как физическое разрушение мозговой ткани. Чтобы думать, нужно переживать, нужно быть возбужденным…
- Я — это прежде всего то, что меня возбуждает
- Удивление — это “эмоция очищения каналов”. Удивление освобождает проводящие нервные пути, подготавливает их к новой активности, отличной от предыдущей

Еще выдержки из книги турецко-американского Волкана

Начало см. здесь.
      Приведу теперь фрагмент из главы 20 (Успешные, мазохистические, садистические и почти пограничные индивиды с нарциссической организацией личности), раздел «Деструктивные индивиды с нарциссической организацией личности»:
      «В отличие от мазохистических индивидов с нарциссической организацией личности, деструктивные (иногда их называют “злокачественными”) индивиды с нарциссической организацией личности используют чрезмерный и явный садизм, направленный вовне, чтобы подтвердить и поддержать свою грандиозную самость. На явном уровне они злоупотребляют властью, контролируют при помощи силы и действительно делают других людей своими жертвами. С метапсихологической токи зрения объекты (люди или вещи), которые становятся мишенями агрессии таких индивидов, представляют собой их голодную самость. Для таких пациентов экстренализации их голодной самости путем помещения ее в других людей недостаточно; экстернализованная голодная самость должна быть избита, сведена к ничтожеству и/или убита. Лишь такими мыслями и действиями можно защитить и поддержать грандиозную самость.<…>
     Collapse )